Республика Каракалпакстан раскинулась в низовьях древней Амударьи, среди бескрайних песков Кызылкума и на каменистом плато Устюрт. Эта территория хранит величественное многовековое прошлое, здесь остались памятники давно ушедших исторических эпох, следы городов и селений, стоянок первобытных людей.

Еще в середине 80-х годов прошлого века считалось, что на территории Каракалпакстана более 350 археологических памятников. Сегодня благодаря работе археологических экспедиций их количество значительно возросло. К сожалению, эти объекты незнакомы туристам, ибо нет разработанных маршрутов, туров.

Вот что говорится о Каракалпакстане в путеводителе “Центральная Азия”: “Если вам нравится уединение или одиночество, вам понравится Каракалпакстан. Нукус находится в уединенном месте, далеко от всех центров, в 166 километрах на северо-запад от Ургенча. Это ворота к быстро усыхающему Аральскому морю…” Информация до обидного краткая и далеко не исчерпывающая. Поэтому предлагаем пройтись по одному из прекраснейших памятников истории и археологии – Миздахкану, расположенному в нескольких десятках километров от Нукуса в сторону Ходжейли.

Об этом городе упоминали еще арабские путешественники и географы в IX-X веках. Археологи датируют самые древние слои Миздахкана IV-III веками до н.э. В IX-XI веках город подвергся реконструкции, была построена крепость с цитаделью. На смену зороастризму, игравшему значительную роль на обширной территории Средней Азии, пришел ислам. Этим объясняется смена в некрополе города погребений зороастрийского типа в сосудах и оссуариях на новый тип по мусульманскому обряду.

К моменту нашествия войск Чингизхана на столицу Хорезма Гургандж (который отсюда в нескольких километрах к востоку) Миздахкан был процветающим городом. Монгольское нашествие привело к разрушению городов на всей территории Хорезма и к экологической катастрофе. Воды Амударьи начали впадать в Каспий, вследствие чего население мигрировало, а большие территории опустели.

Спустя сотню лет, то есть во второй половине XIII-XIV веков, к северу от Гяур-кала на 80 гектарах появился новый обширный торгово-промышленный город Миздахкан. Здесь мы и проведем заочную экскурсию по древним объектам. Древнейшую часть восточного холма Джумарт-кассап составляет оссуарный памятник. На местном языке это означает “щедрый мясник”. Но если внимательно вслушаться в слово, то можно услышать имя первочеловека согласно зороастрийской религии – быка-человека Гаюмарса. Легенда гласит, что “щедрый мясник дарил людям мясо скота, который он закалывал”.

Миздахкан полон культовыми памятниками и исламской культуры – погребения эпохи средневековья. Жженый кирпич, облицовочные плиты, покрытие стен свидетельствуют о высоком уровне развития зодчества.

На вершине холма – вход в подземный мавзолей XII-XIV веков. Спускаемся по каменным ступеням вниз. Центральный зал мавзолея квадратный, с тремя глубокими и одной неглубокой нишами. В западной стене помещения – арка, через нее попадаем в малый зал, перекрытый восьмигранным куполом, облицованным кирпичом с голубой поливой. С севера к большому залу примыкают две темные комнаты со сводами. Изящно прорисованные растительные мотивы покрыты слоем нежно-голубой лазури, прекрасно гармонирующей с розовато-желтым терракотовым фоном. Стены и арки выложены кирпичом с резными майоликовыми голубыми “бантиками”.

– В 30-е годы прошлого века востоковед Некрасов обнаружил цельное надгробное сооружение, покрытое майоликой, – рассказывает руководитель Каракалпакского бюро путешествий и экскурсий Национальной компании “Узбектуризм” Максет Карлыбаев. – На нем были надписи на персидском – обращение к молодой женщине, девушке. Краткий смысл таков: “Ты не видала радости в этом мире, увидишь в раю”. Этот памятник народ называет Назлымхан-Сулу, ученые – Мазлумхан-Сулу.

Существует красивая легенда о дочери местного правителя, которую отец хотел выдать замуж за того, кто сотворит нечто необычное, удивит мир. Возлюбленный его дочери, бедный строитель, возвел здание в земле, оставив на поверхности купол. Тогда правитель спросил его, сможет ли он в знак доказательства своей любви броситься вниз с недостроенного купола. Юноша бросается и… разбивается насмерть. Увидев это, девушка следует за ним. Местный вариант всемирно известного сюжета о Ромео и Джульетте.

По соседству с холмом Джумарт-кассап расположен уникальный семикупольный мазар святого Шамуна-наби – весьма почитаемого в Южном Приаралье. Слово “наби” означает “пророк”. Но из истории известно, что среди пророков выходцев из Хорезма не было. Наверное, “наби” было добавлено к имени исламского миссионера. Тем более, что археологи доказали, что на Миздахкане превалируют исламские погребения, а в соседней Гяур-кале долгое время обитали скорее всего огнепоклонники. Отсюда, видимо, и слава Шамуна-наби как народного героя-батыра, который вступил в схватку с иноверцем из Гяур-калы. По легенде Шамун-наби был великаном – отсюда и размеры гробницы. Во время борьбы его ноги вошли в землю по колено и он не смог двигаться, тогда он отрезал их. В середине ХХ века советские атеисты провели раскопки и не обнаружили костей большого человека. По всей видимости (если легенду принять за правду), место, где происходила схватка, огородили, затем по истечении определенного времени возвели гробницу, а еще позднее и купола. С годами появилась легенда о размерах богатыря.

Легендами и преданиями овеян каждый памятник комплекса, за которыми оживают силуэты героев, образы давно ушедших эпох. У западного края некрополя находится памятник XI-XIV веков Халифа Ережепа. От некогда величественной постройки сохранились остатки купола. Стены ее были выложены из сырца, а внешняя сторона облицована жженым кирпичом. На месте падения портала в нижних слоях исследователи нашли большое количество обломков облицовочного материала, выполненного в полихромной майолике XIII-XIV веков.

Исходя из внутреннего интерьера – наличия суфы и кафедры, разделения здания на две части – ученые полагают, что вначале оно было построено как суфийская школа. Само название свидетельствует об этом. Слово “халифа” означает преемник учителя. Видимо, это было место, где суфии познавали истину. А после смерти учителя оно превратилось в мавзолей. Но есть также мнение, что здесь было когда-то медресе, где изучали исламское богословие.

Среди археологических памятников Миздахкана и комплекс Сулаймана Хаддади (XII-XIV вв.). Состоит он из летней и зимней мечетей с двором, ханакой, кухней, подземным мавзолеем и нескольких помещений различного назначения. Летняя мечеть – многоколонный зал с михрабом, оформленный куфической надписью, вырезанной по сырой глине, но, к сожалению, надписи не сохранились. Зимняя пристроена к восточной стене летней. Зал ее некогда был перекрыт с помощью шести деревянных колонн, поставленных на ступенчатые каменные базы, следы их можно сегодня увидеть.

…Солнечный лучик, пробившийся сквозь тучи, обласкал лица, заставил зажмуриться и вернул в реальность из тех далеких времен, когда жили народные герои-батыры, юноши совершали безумные поступки ради красавиц, а они в знак любви бросались с высоких минаретов… Удивительными звуками наполнилась степь, и мы словно услышали песнь любви к красавице Мазлумхан-Сулу, ощутили всю силу и мощь вечного чувства, пережившего века.

Галина Тюгай. Республика Каракалпакстан.